Размер шрифта: A A
Цвет сайта: A A A

В гостях у ветерана

04.10.2013

Неполных два года отделяют страну от празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Все меньше становится живых свидетелей тех грозовых лет, поэтому так ценны сегодня встречи молодого поколения с ветеранами второй мировой войны. Одна из таких встреч произошла совсем недавно, в конце сентября. Студенты первого курса колледжа Калининградского филиала Московского финансово-юридического университета МФЮА под руководством старшего преподавателя Залыгалина В.П. посетили Калининградский дом ветеранов, где встретились с участником Великой Отечественной войны гвардии младшим сержантом Александром Тимофеевичем Ефановым. Ветеран находится в преклонном возрасте (16 октября 2013 г. ему исполняется 87 лет), но он бодр, жизнерадостен и приветлив.

А.Т. Ефанов родился в крестьянской семье в деревне Курыш-Поповичи Иланского района Красноярского края. Окончил 8 классов и сразу пошел работать на завод. Был слесарем, токарем, водителем. В Красную армию его призвали в феврале 1943 года. До восемнадцати лет пареньку не хватало семи месяцев, и он накинул себе один год. Став десантником, совершил несколько прыжков с парашютом. После расформирования десантного соединения служил в пехоте и артиллерии, освобождая родную землю, а также Румынию, Венгрию, Чехословакию и Австрию. Не дойдя всего несколько километров до Берлина, он получил тяжелое ранение и контузию. Лечился в одном из калининградских госпиталей. Имеет награды. После излечения демобилизовался в 1949 году в и уехал на родину, в Красноярск, где устроился работать водителем. В 1977 году вернулся в Калининградскую область и поселился на хуторе около села Дальнее Полесского района, где завел большое хозяйство: 8 коров, несколько свиней, кур и другой живности. Потом жизнь сложилась так, что ему пришлось переехать в социальное учреждение. В доме ветеранов он считает себя старожилом: живет со дня его основания. Здесь ему нравится: ощущает себя неодиноким, чувствует заботу со стороны персонала, общается с другими жильцами дома. С переездом в дом ветеранов у Александра Тимофеевича появилась тяга к литературному творчеству. «Жизнь» – такое название получил сборник стихотворений Александра Тимофеевича. Презентация книги состоится этой осенью в день рождения ветерана. Стихотворения посвящены размышлениям о судьбах России и ее будущем, чувствам и переживаниям человека и гражданина, картинам родной природы.

Студенты задали ветерану множество вопросов, на которые Александр Тимофеевич (А.Т.) с удовольствием отвечал.

– А.Т., где и кем Вы работали до войны?

– До войны я жил в г. Черемхово Иркутской области и работал на заводе. Три месяца учился на токаря, получил 3 разряд.

– А.Т., а как Вы узнали о вероломном нападении Германии на Советский Союз?

– Об этом я узнал по заводскому радио. Был собран митинг, на котором рабочие осуждали начало войны. Все надеялись, что наша Красная Армия крепка и не позволит врагу продвинуться вглубь страны. Считали, что враг будет остановлен на границе и отброшен за пределы Советского Союза. Потом, когда враг захватил Минск, Киев и стал стремительно продвигаться к Москве, стало ясно, что правительство во главе с И. Сталиным просчиталось. Началась срочная эвакуация заводов и фабрик с еще не занятых фашистами районов и передислокация их на Урал. В первые же месяцы начала войны мы потеряли огромную часть страны. Нам не хватало огнестрельного автоматического оружия, порой одна винтовка Мосина была на двоих бойцов! Многие части были окружены и пленены. Вышел и поступил в войска известный приказ Сталина «Ни шагу назад!». Благодаря титаническим усилиям бойцов и командиров, а также тружеников тыла, которые работали в военной промышленности, удалось остановить врага на подступах к Москве, а гитлеровский план «молниеносной войны» провалился.

– А.Т., расскажите о своих родителях.

– Отец Тимофей Андреевич Ефанов с началом войны ушел на фронт и воевал на Балтийском флоте, где за время войны дослужился до капитана второго ранга, «по-сухопутному», до подполковника. Мать Ефанова (в девичестве – Никитасенко) Лизавета Ивановна воспитывала моих младших сестер Валю и Галю. Валя давно умерла. Муж Гали служит мичманом на Балтийском флоте.

– А.Т., расскажите о первом Вашем бое с фашистами.

– Это было где-то под Смоленском. Я входил в расчет сорокапятимиллиметровой пушки, который состоял из шести человек, был заряжающим. Старший лейтенант приказал катить пушку в назначенный район. Была темная ночь. По колено в грязи мы с большим трудом катили ее, но уже к рассвету почти достигли цели. Когда мы вкатили орудие на бугорок, то увидели в 150 метрах от нас немецкий грузовик, заполненный фашистскими автоматчиками. Они не заметили нас, так как ехали в низине. Командир дал команду: «Развернуть орудие и приготовиться к бою!». Я быстро достал из ящика один снаряд и зарядил пушку, наводчик навел орудие на вражеский грузовик, командир скомандовал: «Огонь!». Прозвучал выстрел, и мы заметили, что первым же снарядом поразили цель: немецкая машина встала и загорелась, из ее кузова стали выпрыгивать уцелевшие фашисты. Они бежали в направлении ближайших кустов, отстреливаясь в нашу сторону. Используя автоматы и пулемет Дегтярева, мы открыли по ним ураганный огонь. Мой пулемет бил их наверняка, после этого боя едва ли кто из них уцелел. Позже старший лейтенант написал в штаб докладную, где описал наше сражение и особо отметил действия рядового Александра Ефанова. Меня представили к награде.

– А.Т., а где Вы закончили войну?

– Хорошо помню бои за Будапешт. Мы совершали длительный семидесятикилометровый марш. Приходилось держаться за повозку, чтобы не упасть: одолевал сон. Последний бой был в нескольких километрах от Берлина, под городом Альтруппин. Тогда я служил в 948-ом стрелковом полку и был уже командиром отделения в воинском звании младший сержант, в подчинении у меня было 15 человек. Фашисты яростно сопротивлялись, но перевес в тактике боя и умении был на нашей стороне. В яростной атаке мы выбили их из окопов и вынудили к бегству. Некоторые фашисты подняли руки и сдались в плен.

– А.Т., а ходили ли Вы в разведку за «языком»?

– Да, приходилось пару раз. Однажды командир роты приказал пройти в разведку мне и еще двум бойцам, Павлу Страхову и Ивану Денисову. Погода выдалась для разведки подходящая: моросил мелкий дождь, луна спряталась за тучи и темнота окутывала все вокруг так, что ничего не было видно. Мы осторожно ползли втроем к нейтральной полосе. Ее было очень трудно пойти незамеченным, так как немец каждые две минуты запускал над нею осветительные ракеты- «фонарики». Пока такой фонарь медленно спускается на парашютике, он отлично освещает местность, и врагу все отлично видно. В такой момент мы тут же замирали, стараясь слиться с мокрой землей. И только в двух-, трехминутные паузы мы оживали и короткими перебежками продвигались вперед. В пятидесяти метрах от немецкой траншеи наткнулись на проволочное ограждение, увешанное пустыми консервными банками. С трудом сделали проход в колючке и по-пластунски подползли к вражеским позициям. Мы решили сразу в немецкую траншею не прыгать, а выждать благоприятный момент, когда какой-нибудь фриц, желательно офицер, останется один, и только тогда попробовать его взять. Дождь усилился, а мы продолжали наблюдать. Наконец, нам повезло. Из блиндажа вышел офицер проверять ночные посты, а, может быть, и по нужде. Он оказался совсем близко от нас, лежавших в грязи и насторожившихся для решительного броска. Я подал условную команду, и через мгновение верзила был оглушен прикладом по голове. Он упал, и один из нас быстро заткнул ему рот заранее приготовленным кляпом. Быстро расстелили плащ-палатку, положили на нее фрица. Теперь нам оставалось быстро перетащить «языка» на свою сторону. Мы сами ползли втроем и тащили за собой «языка», как воз дров, протаскивая его через проволочный проход. Наши силы таяли. К тому же пошел настоящий ливень, как из ведра. Проползли благополучно «нейтралку» и поняли, что наши силы на исходе: дальше «языка» тащить не сможем. Я приказал развязать ноги фрицу и толкать его вперед, чтобы он двигался сам. «Язык» тут же встал на ноги. Он оказался огромного роста, где-то под два метра! Толкнув его в спину, погнали вперед, предупредив, что ему будет капут, если он попытается бежать. Через некоторое время он оказался в нашем окопе. Его допросили. Он вел себя спокойно и отвечал на все вопросы. Я посмотрел на огромного детину, и у меня вдруг появилась к фашисту жалость. Я подумал, что он – тоже человек, у него есть жена, дети. Мы решили отправить его на батарею, чтобы там копал землю, укреплял нашу оборону. Под присмотром фриц усердно копал, у него появился даже большой азарт: представлял, что как будто работает на своих. Мы даже не ожидали, что добыли такого работящего «языка». С рассветом отправили его в штаб дивизии, откуда его как военнопленного, наверное, отправили в тыл. Как сложилась его дальнейшая судьба, я не знаю. Только запомнил я этого фрица на всю жизнь.

– А.Т., воевали ли Вы в десантной части?

– Я служил под Москвой в 9-ой Сталинской десантной дивизии. Нас учили приземляться: прыгали с трехметровой вышки на опилки, стараясь сгруппироваться и падать на ноги. После учебы посадили нас на самолет «Дуглас» и выбросили в условленном месте. Все 25 человек благополучно приземлились и собрались в заданном районе.

– А.Т., приезжали ли к Вам в часть артисты? Часто ли мылись в бане, стриглись?

– Да, когда было временное затишье в Восточной Пруссии, к нам приезжали артисты, среди которых была известная на всю страну Лидия Русланова, исполнявшая на «бис» песню «Валенки». В окопах редко играл баян, гармонь или гитара. Под эти инструменты я отправлялся на фронт в эшелоне, где некоторые бойцы взяли свои инструменты из дома и в дороге на них играли.

Мылись очень редко: часто шли бои. Одолевали вши. В минуты затишья, если рядом был водоем, то с разрешения командира купались в теплое время года. Постригал нас армейский парикмахер из числа цыган, часто околачивавшийся при штабе.

– А.Т., какие награды Вы имеете? Какая из них Вам особо дорога?

– У меня много наград: орден «Отечественной войны II степени», медали «За освобождение Праги», «За взятие Вены» «За Будапешт» «За победу над Германией» и другие. Но особо мне дорога номерная медаль Жукова.

Время встречи подходило к концу. Горничная стала торопить посетителей: у ветерана режим. Студенты поблагодарили Александра Тимофеевича за беседу, подарили ему цветочный горшок с бутонами, сказав, что это – подарок ко дню рождения: цветы распустятся к 16 октября. Александр Тимофеевич и ребята сфотографировались на память, а ветеран пригласил студентов на презентацию его книги «Жизнь».

В.П. Залыгалин, ст. преподаватель Калининградского филиала МФЮА














X
Получить инструкцию
по поступлению